Советские книги

image

     Окольными путями, пройдя через сотни рук, попали в 1952 г. в партизанские горы к студентам технической школы первые три советские книги: учебник русского языка для лиц, владеющих французским, словарь и том, название которого еще представлялось туманным,— «Теория функции комплексных переменных». Читали работу со словарем, разбирались в сложных формулах, постигая одновременно ясный и четкий до беспощадности язык науки, создан­ной и развиваемой в первом социалистическом государстве мира. Именно тогда проявился математический дар Нгуен Динь Ты. Не­сколько месяцев упорного, самоотверженного труда ушло на освоение первых пятидесяти страниц. Дальше пошло, как говорится, под гору. И когда после разгрома французского экспедиционного корпуса под Дьенбьенфу и ухода последнего колониального солдата из Ханоя решался вопрос, кого от Вьетнама направить в Объединенный институт ядерных исследований в Дубне, комиссия единодушно остановила свой выбор на молодом ученом, самостоятельно овладевшем русским языком.

     Нгуен Динь Ты, как он сам говорил мне, освоил к тому времени только азбуку физики. Он понимал, какое бремя ответственности ложится на его плечи будущего первого вьетнамского «атомщика». Он приехал в Москву летом 1957 г., когда она еще пестрела флагами Международного фестиваля молодежи и студентов. Ты бродил по незнакомому огромному городу, переполненному возбужденными и радостными сверстниками, собравшимися со всего мира, а его мучило беспокойство, возникшее после первых встреч с дубненскими коллега­ми: «Смогу ли? Оправдаю ли доверие?»

     Душевное равновесие молодого вьетнамца нарушалось и постоян- ными думами о доме. В памяти было свежо возвращение вместе с ханойским рабочим полком после восьми лет тяжелых боев и походов в Тхайнгуен, Хоабинь и Лайтяу назад, в столицу, 10 октября 1954 г. Худые солдаты втягивались колоннами через западные предместья, стекались к озеру Возвращенного меча, маршировали по улице Поль-Бер, теперешней Чанг Тиен, и разбивали палатки перед город­ским театром—« копией парижской оперы», в то время как последние шеренги французов покидали город по мосту Лонгбьен через Крас­ную по шоссе на Хайфон. Повсюду закрытые наглухо окна, следы разрушений, пустые улицы, исковерканное оборудование, запустение. И трудности, трудности восстановления, первых шагов победившей народной власти…

     — Нелегкие это были для меня годы, особенно первый,— рассказывал Ты.— Русский я на слух совершенно не воспринимал, да и говорить не умел. Весь день без остатка посвящал учебе. Вечером порой не было сил даже поужинать… Но ведь именно за этим нелегким счастьем, единственным для ученого счастьем творчества, поиска, я и приехал в вашу страну. Никогда не забуду чуткую и тактичную помощь советских коллег, с которыми сдружился я на всю жизнь…


Социальная активность

Рубрики

Похожие посты

Растущий бамбук
    Я долго не верил, что растущий бамбук не уступает огню. Оказалось, он действительно останавливает пламя: деревенский по­жар обессилел на глазах перед плотным строем живой изгороди. Сгорели лишь листья. Впрочем, и они представл…[Продолжение]

Бамбук и сталь
     На узком мосту через реку Зыонг, впада­ющую в Красную за ханойским приго­родом Зиалам, мы пробирались через месиво грузовиков, автобу­сов, джипов и подвод на шоссе, ведущее к столице. Узкий переезд, по которому п…[Продолжение]

Ярмарка
     Близ Хоабиня, центра провинции Хашонбинь, пришлось медленно пробираться через ярмарку, раскинувшуюся прямо на шоссе и заполнившую редкий придорожный лесок. Это было целое бурливое море шляп-нонов, под которыми сидели продавц…[Продолжение]

Вьетнамские короли
     Вьетнамские короли, как известно из истории, в течение второй половины XIX в. заключали с Парижем один за другим договоры, которые постепенно привели к расчленению страны и потере ею независимости. Но это были сепаратные сде…[Продолжение]

Отношения с американцами
     После разгрома марионеточного режима весной 1975 г. уже в Сайгоне, мне довелось не один раз беседовать с застрявшим там американским журналистом Дэниэлом Родиллом. Судьба его сложи­лась трагически: отчаявшись после возвр…[Продолжение]

Революция
     — Революция освобождает могучие интеллектуальные силы в любом народе,— говорил мне профессор Нгуен Динь Ты, когда еще он был проректором Ханойского университета и деканом его физическо­го факультета, один из ведущих в СР…[Продолжение]

Братские страны
     Расплескивая жидкую красную грязь, которая здесь после каждо­го дождя выползает на асфальт шоссе, наш УАЗ петлял вдоль улочек с аккуратными домами. Директор Тыонг рассказывал и показывал, где и как застраивались Сто холм…[Продолжение]

В заключение
     Мне доставляло огромное удовольствие встречаться с профессором Ты в гулком здании физико-математического факультета Ханойского университета, построенного в восточном предместье столицы. По просторным аудиториям, в широком ко…[Продолжение]

Война за освобождение южных провинций
     Разумеется, когда шла война за полное освобождение южных провинций страны, сложно, да и нереалистично было определять для выполнения проекта, требующего усилий в национальном масштабе, какой-то ближайший период. Правда, перв…[Продолжение]

Возвращение в Ханой
     Проведя в общей сложности одиннадцать лет в дубненском Объединенном институте ядерных исследований, профессор Нгуен Динь Ты возвратился в Ханой, чтобы занять в 1971 г. пост проректора столичного университета. Постоянно увели…[Продолжение]

Будущая плотина
     К месту изысканий под будущую плотину мы пошли на катере. Взбаламучивая воду винтом, поднимаясь против течения, он так резко стучал мотором, что его звук, резонируя от гранитных берегов, казался несмолкаемой пулеметной очере…[Продолжение]

Вьетнамская деревня
     Бесспорно, вьетнамская деревня, в которой сосредоточена большая часть населения страны, остается центром и хозяйственной, и полити­ческой, и культурной жизни. Однако нарисованная Тиеу идеализиро­ванная картина вьетна…[Продолжение]

Опыт контактов с иностранцами
     Вьетнамцы, имеющие обширный опыт контактов с иностранцами, будучи восприимчивыми к новинкам культуры, техники, ко всему передовому, в то же время выработали в себе известную осторож­ность. Она-то и заставляет их не так с…[Продолжение]

Решение обуздать Шонг Да
     Когда мы садились на хоабиньском дебаркадере в катер, шкипер Ле Ван Дао, худой и высокий, с плеч которого свисал, как пелерина, широченный френч, выгоревший до белизны, познакомил меня с кандидатом технических наук Нгуен Дин…[Продолжение]