Вдоль берегов Черной

image

     Продвигаясь вдоль берегов Черной на северо-запад, я не раз наблюдал группы охотников-мыонгов, вооруженных сетями для отло­ва зверей и арбалетами. Ружьями этот народ почти не пользуется. И дело здесь не только в дороговизне. В мыонгском кооперативе неподалеку от Суои Рут, где председателя старики еще по привычке иногда называют куан-лангам — «начальник деревни», во время тра­диционного угощения перебродившим рисовым самогоном из глиня­ного бочонка с тростинками, через которые и полагалось тянуть выпивку, мне рассказали следующее:

     — Ружье убьет много зверя. Это несправедливо по отношению к нему. Сейчас мы ведь не голодаем, стихийные бедствия не страшны. Государство всегда придет на помощь. А если это так, бесчестно выходить с животными на поединок, который будет похож на убийство… Мы вообще подумываем и о том, чтобы ограничить охоту даже с арбалетами и сетями. Скоро в наших краях будет построена огромная плотина, потом еще несколько. Появится гидроэлектростан­ция. Мыонги, как и все граждане нашей республики, заживут зажиточно и культурно. Богатства лесов и гор, которые мы сбережем сегодня, будут драгоценным украшением этой прекрасной жизни…

     О гигантской плотине на реке Черной, которую потом дополнят еще несколько, давно говорит весь Вьетнам, ибо борьбу за обуздание этой реки люди ведут, как свидетельствуют старинные хроники и памятники материальной культуры, более двух тысячелетий. Пожа­луй, ни одна битва со стихийными силами в Юго-Восточной Азии не достигала таких масштабов как эта, когда 11 миллионов жителей вьетнамских провинций Хашонбинь, Шонла, Лайтяу и Хоанглиеншон беспрерывно противостоят напору реки Черной. Старики из этих мест в своих сказаниях среди всех крестьянских бед — пожаров, набегов бандитствующих феодальных дружин и иностранных нашествий! наводнения ставят на первое место. Нет в фольклоре кинь и мыонгтэд богатыря, который укротил бы нрав Черной, прозванной в народе бешеной, хотя во вьетнамских преданиях немало героев, чудесным образом отбивавших нападения врагов. Многочисленные дамбы и обводные каналы тянутся вдоль всей дороги от Хоабиня, свидетель­ствуя о нескончаемых усилиях людей защитить себя. И вытесанная из камня понурая фигура Будды, поставленная в давние времена на одном из холмов, вокруг которого обвивается дорога, говорит скорее об отчаянии, чем о надежде.


Торговля Сирии

Рубрики

Похожие посты

Стальной прокат
     После провозглашения 2 сентября 1945 г. ДРВ собственный стальной прокат стал необходим подобно рису насущному. Но усло­вия для строительства современного прокатного завода даже после изгнания с севера Вьетнама в 1954 г. …[Продолжение]

Решение обуздать Шонг Да
     Когда мы садились на хоабиньском дебаркадере в катер, шкипер Ле Ван Дао, худой и высокий, с плеч которого свисал, как пелерина, широченный френч, выгоревший до белизны, познакомил меня с кандидатом технических наук Нгуен Дин…[Продолжение]

Работа молодых прокатчиков
     При виде бушующей стихии расплавленного металла неопытные ребята, пришедшие на завод из глухих деревень, сначала пугались. Разрыв между эпохой бамбука и эпохой прокатных станов для них спрессовывался в два-три месяца, и неме…[Продолжение]

Бамбук и сталь
     На узком мосту через реку Зыонг, впада­ющую в Красную за ханойским приго­родом Зиалам, мы пробирались через месиво грузовиков, автобу­сов, джипов и подвод на шоссе, ведущее к столице. Узкий переезд, по которому п…[Продолжение]

Ярмарка
     Близ Хоабиня, центра провинции Хашонбинь, пришлось медленно пробираться через ярмарку, раскинувшуюся прямо на шоссе и заполнившую редкий придорожный лесок. Это было целое бурливое море шляп-нонов, под которыми сидели продавц…[Продолжение]

Вьетнамские короли
     Вьетнамские короли, как известно из истории, в течение второй половины XIX в. заключали с Парижем один за другим договоры, которые постепенно привели к расчленению страны и потере ею независимости. Но это были сепаратные сде…[Продолжение]

Ремесленники
     На улице Лудильщиков в старом квартале Ханоя, в крохотной кооперативной мастерской, где паяли чайники и точили ножницы на единственном верстаке, старый мастер после долгих просьб показал мне однажды, как раньше работали его …[Продолжение]

В заключение
     Мне доставляло огромное удовольствие встречаться с профессором Ты в гулком здании физико-математического факультета Ханойского университета, построенного в восточном предместье столицы. По просторным аудиториям, в широком ко…[Продолжение]

Братские страны
     Расплескивая жидкую красную грязь, которая здесь после каждо­го дождя выползает на асфальт шоссе, наш УАЗ петлял вдоль улочек с аккуратными домами. Директор Тыонг рассказывал и показывал, где и как застраивались Сто холм…[Продолжение]

Революция
     — Революция освобождает могучие интеллектуальные силы в любом народе,— говорил мне профессор Нгуен Динь Ты, когда еще он был проректором Ханойского университета и деканом его физическо­го факультета, один из ведущих в СР…[Продолжение]

Возвращение в Ханой
     Проведя в общей сложности одиннадцать лет в дубненском Объединенном институте ядерных исследований, профессор Нгуен Динь Ты возвратился в Ханой, чтобы занять в 1971 г. пост проректора столичного университета. Постоянно увели…[Продолжение]

Синие фуражки
     Теперь синие фуражки с лакированными козырьками мелькают не только в таких центрах, как Ханой, Хайфон, Намдинь и Винь в северных провинциях. В одной лищь машиностроительной промыш­ленности количество предприятий там с 19…[Продолжение]

Социальный статус
     От пожилых вьетнамцев можно иной раз услышать: «Если встречаешь старика, зови его дедушка, менее пожилого — дядя, а сверстника — старший брат. Если уступаешь дорогу другому, то сам будешь на большаке...» В обществе, где до с…[Продолжение]

Люди
     ...Катер, отвалив, натужно фыркая выхлопами, словно огрызаясь на крутую, злую волну, встал носом вниз по течению. Назад, в Хоабинь, пошли заметно быстрее. Словно в панораме, предстали груды развороченной земли, десятки мощны…[Продолжение]